fbpx

Вадим Колеошкин (Zerion) — о Силиконовой долине, факапах и будущем DeFi

05.09.2021
350
0
Вадим Колеошкин - основатель Zerion.

Сегодня в рубрике «Интервью» очень интересный гость — Вадим Колеошкин — со-основатель проекта Zerion

Zerion — это инвестиционное приложение, которое позволяет любому человеку в любой точке мира получить доступ к набору новых финансовых продуктов и услуг, построенных на основе DeFi. 

Zerion был основан в 2016 году Евгением Юртаевым, Алексеем Башлыковым и Вадимом Колеошкиным. В 2019 году стартап привлек $2 млн. долларов в ходе seed раунда, который возглавил американский венчурный фонд Placeholder Ventures. В 2021 году Zerion привлекли еще $8.2 млн. долларов во время раунда, который возглавил европейский венчурный фонд Mosaic Ventures.

Интервью

Как ты попал в крипту?

Incrypted: Первый традиционный вопрос это как ты попал в крипту?

Вадим: Это был 2015 год. Я увидел у себя в ленте фейсбука что про Ethereum и решил посмотреть, что это такое. Сначала не до конца понял, о чем это, но потом посмотрел на coinmarketcap, проекты, и понял почему это клево. Первый раз зарегистрировался на криптобирже и купил.

I: На какой?

В: Наверное, это «cex.io» был в тот момент. Там можно было с карточки купить, и это была единственная биржа на тот момент, где это было проще всего сделать. А дальше я начал смотреть технологию. Она классная была.

В 2016 году пришел на конференцию в Сколково. Тогда Виталик Бутерин приезжал в Россию.

Там я встретился со своим другом Женей, который мой партнер теперь, и потом мы еще позвали Лешу покурить с нами кальян после конференции.

I: Но ты был уже с ними знаком, да?

В: Да, я был с ними уже знаком. Мы работали вместе в моей прошлой компании. Женя пришел после школы на стажировку. Попал он к нам, когда взломал от скуки сайт-проект моего партнера.

I: Хороший способ знакомства.

В: Да. Мы поработали вместе, знали друг друга, а потом он с Лешей познакомил. Леше нужны были карманные деньги. Во фрилансе он нам приложение писал. В общем мы знали друг друга. Нам была интересна технология. Было примерно такой концепцией, что технология клевая, за ней действительно что-то есть, но не понятно, что делать. Не было ни инфраструктуры, ни разработчиков. Это все было очень рано. И мы где-то после этого еще месяца 3, 4, 5 пробовали делать декс, кошелек, обсуждали все.Ноды свои, апликейшинов нет, токенов нет, ERC-20 стандарт только начал появляться. В общем ничего не было.

I: Ты говоришь, как-будто тех чувак. У тебя образование, на сколько я понял, не совсем техническое, да? То есть у тебя склад ума технический.

В: Наверное. Такой технологический. Скорее.

I: Потому, что ты говоришь мультисиг. Не совсем базовые штуки такие.

В: У меня образование бизнес информатика. Это стык экономики, менеджмента, IT и управления бизнес процессами. Но я в школе в Одессе ходил в компьютерную академию ШАГ. Там базовые навыки программирования получил, участвовал в олимпиадах. В каких-то побеждал. Потом даже кодил.

I: Прошел через эту школу, да?

В: Да. Прошел через это, а потом начинал меньше программировать, потому что не профильное образование. То есть если надо, то я могу что-то закодить, сделать, захачить все, что надо себе. Но если это как профессия — то это не моё.

I: А вообще как ты себя позиционируешь? Как разработчик. Бизнесмен, фаундер, криптоэнтузиаст. Как ты для себя определяешь свою роль?

В: Ближе к предпринимателю. Я еще в школе начал. То есть чем-то там торговал, потом делал «джуфи проджектс», какие-то еще проекты делали. Там были какие-то успешные и неуспешные стартапы. Помогал другим проектам. Но я всегда работал на себя и как-то просто было по кайфу всегда. Какие-то задачи, любознательность такая врожденная.

Вадим Колеошкин с Ваней из incrypted.

Первые деньги в крипте.

I: Как получилось, что вы в 2016 году уже начали помогать «айсиошкам» запускаться в Waves, YouMoney?

В: Все было просто. Мы были единственной компанией, которая умела это делать, разрабатывать контракты в СНГ. У которой был трек-рекорд какой-то, и у которой были какие-то базовые предпринимательские скиллы и желание, что мы могли продать это и упаковать потом. То есть сначала была базовая какая-то помощь. Просто как аутсорс можно считать. Потом это все стало sas платформой, а потом еще другие продукты запустились. Потом мы объединили всех этих инвесторов под одним аккаунтом у себя. То есть если ты в одном ICO проходил уже KYC у нас, то во втором тебе не надо уже было его проходить. Документы твои уже условно были у нас. Вот постепенно это все развивалось. Куски всех технологий, что мы делали с 2016 года, они до сих пор в Зерионе используются, просто они уже много раз переписаны, но понимание области осталось.

I: То есть правильно я понимаю, первые деньги, которые вы заработали в крипте, это было именно на этом саппорте айсиошек.

В: Это было на помощи, на аутсорс разработке и на помощи ICO. Это была хорошая бизнес модель, потому что тогда все чарджили проценты от сбора и у тебя был нефиксированный офсайт.

Почему Пульс превратился в Зерион?

I: Почему Пульс превратился в Зерион?

В: Зерион была платформой для ICO. Еще у нас был «криптотрейдер». Мы тоже в Зерион что-то хотели переименовать. Мы хотели как раз эту экосистему сделать и Пульс было таким названием. А потом, когда платформа ICO закончилась, остался Зерион, мы думали сделать ребрендинг, а потом оказалось, что бренд знают.

I: А вообще основа нейминга какая у Зериона?

В: С неймом была интересная история. Мы назывались «Эсерион лаб». Это было очень зашкварно, особенно когда с Виталиком болтаешь на какой-то конференции и говоришь: «Мы эсерион лаб». Это максимально зашкварно. Мы там начали брейнштормить, набрали названий, но нам ничего не нравилось. В итоге наш друг Джош решил выкинуть начало «эсерион» и оставить – «Зерион». Скинул Леше, ему понравилось, Жене, ему понравилось. Скинул его мне, а я сказал, что какая-то фигня. Что-то не нравится, а потом в итоге оно прижилось.

I: Стерпится – слюбится, да?

В: Да. И все, вот оно с нами.

I: Звучит прямо прикольно.

В: Да уже с нами, уже прилипло.

Переезд в Силиконовую долину.

I: А как так получилось, что вы решили переехать Силиконовую долину? Решение не простое.

В: Это был прыжок веры. То, что у нас начали заканчиваться деньги, заработанные на волне ICO, еще крипта падала.

I: А вы еще фиксили?

В: Мы мало фиксили. Это была ошибка, но, возможно, она и побудила нас разумно относиться к деньгам и мы приехали в Берлин с продуктом Zerion. Он тогда Пульс еще назывался. В нем мы были первые, кто интегрировал uniswap. И мы думали куда поехать, в Лондон, Сингапур или Сан-Франциско. И решили, что Сан-Франциско, так Сан-Франциско. Сняли самые отстойные апартаменты в Тендерлоне. Такой очень неблагополучный район Сан-Франциско, взяли билеты и улетели просто одним днем.

I: Прикольно. А скажи что-нибудь на Силиконодолиновском.

В: Фандрейзинг, питчинг, мо дефансебилити, юзер квизишион. Это то, что первое в голову пришло.

I: Все сейчас на ethCC в Париже. Почему ты не там?

В: Париж только недавно открыл въезд из Украины без необходимости вакцинации, а до этого можно было въехать только вакцинировавшись файзером, а я вакцинировался спутником и это просто политическая игра, которая ставит тебя в такую ситуацию.

I: Не состыковали протоколы, да?

В: В общем тайминг просто был неправильный. Уже билетов нет. Я в итоге остался в Одессе. Плюс тут еще встреча выпускников 10 лет после школы была.

Сбывшееся пророчество про Сальвадор.

I: Удачно попал. В интервью ровно год назад, кстати, 20 июля было, ты сказал на вопрос о том, какая первая страна введет крипту в качестве национальной валюты. Ты сказал, что это будет страна, которой нечего терять. Была надежда на Украину, но ты сказал, что будет какая-то страна из Азии или Южной Америки. И в принципе угадал. Первой страной был Сальвадор. Пророчество сбылось. Что изменилось в твоем отношении к использованию крипты как платежного средства и что изменилось в мире по твоему мнению за год?

В: За год идея с криптой, которую выпускают в Центробанке, стала летать в воздухе уже реально. То есть много Центробанков заявляют это. Кажется, что до них наконец-то дошло, что когда все платежи прозрачные и отслеживаются на блокчейне, то это хорошо и для сбора налогов. Интересно, какая будет итоговая имплементация. Но если ты можешь в любом своем банковском приложении купить цифровой аналог гривны, рубля, доллара, что с USDC, кстати, происходит.

Вадим Колеошкин о Сальвадоре.

I: Ну, как было месяц назад в интервью с зам министром Минцифры, он сказал, что Центробанк планирует изъять часть эмиссии гривны и выпустить криптогривну, потому что не может быть любого средства платежа, кроме гривны по Конституции. Но криптогривна как шлюз. К ней можно подключить любую крипту. То есть если будут криптогривны, то это станет бустом для использования любой крипты через нее.

I: Я надеюсь, что Украина будет в числе первых, кто это внедрит, потому что это реально сильно подтолкнет.

В: Это хорошо для бизнеса, потому что они между собой могут без посредников платежи отправлять. Ты можешь своему поставщику продуктов или сырья на завод легко заплатить. Это все легальные платежи и это большой плюс. А чтобы расплачиваться в магазинах очень не понятно. В интернете, наверное, будет удобно расплачиваться, если экспириенс будет такой, что тебе не надо карточку вводить. Условно подпиши транзакцию как в метамаске. Это будет на много удобнее. Просто легче будет.

Первые 2$ миллиона от инвесторов.

I: Расскажи о том, как вы поднимали первые 2$ миллиона. Сколько было отказов? И скажи про эту историю с аргументированным публичным отказом, который у вас был.

В: Мы приехали в Долину, никого не знаем, знаем пару дефай и протоколов. Приходим к ним в офис, говорим так-то и так-то.

I: К ним это к кому?

В: Это были Set Protocol, Compaund, еще кто-то, DYDX. Это такая очень старые дефай и протоколы.Set Protocol написал, как он фандрейзил, как договаривался с инвесторами, и мы воодушевились этим, у нас тоже получится. И мы начали брать интро к инвесторам, ходить, питчить. В итоге было отказов 60. То есть мы совершили первую ошибку, мы пошли сразу к хорошим фондам, а надо было потренироваться. В итоге все пошло, когда мы пошли по нормальному пути. Ты сначала ищешь ангелов. Это такие лекари леса. Они соушел пруф дают твоему проекту.

I: Интро?

В: Нет, они на тебя деньги ставят личные. Они свои деньги ставят на тебя, то есть это первый пруф. Потом идут фонды побольше. На тебя ставят какие-то, которые хотят взять этот риск, а потом уже приходит лид-инвестор, он уже забирает остаток или если что-то остается. У нас были ангелы, потом мы долго общались с плейсхолдером – фонд, из поста которого нам больше всего реджектили. Там есть партнер Джоел и он написал пост, почему приложения не нужны. Почему протоколы важны, а приложения не нужны. И нам новых отказов 20 точно было. Там все понятно расписано, инвестировать не будем. В итоге они в нас инвестировали. Сказали, что это им хедшот от собственного мнения, но потом мы просто им показали, как с другой стороны это выглядит. То, что приложение могут быть очень капиталоэффективными.

I: А для чего вообще инвесторы вкладывают деньги в Зерион? Условно говоря, каким образом монетизация проекта? Как вы это продавали?

В: Большинство инвесторов, там не сильно думают про монетизацию. Есть вопрос команды, технологии, идеи вижен есть.

I: То есть монетизация где-то там на середине.

В: Да. Если они тебя уже спросят, как вы планируете, мы смотрели разные модели, но ни одна не казалась скейлабл, но в итоге большие фонды понимают, что еще 10 раз поменяется. У нас есть дефолтная модель, которую мы можем использовать: лучше сначала набрать юзеров, а потом начать с них зарабатывать.

Что такое Зерион?

I: Давай поговорим о Зерион как об основном продукте. Можешь для подписчиков сделать небольшой питч вообще, что это такое? Я думаю, что у тебя есть опыт делать питчи.

В: Они больше на английском, но Зерион это как… Это сложный питч. Зерион это как банк, только для инвестиций. То есть, мы позволяем покупать крипту, покупать токены. У нас 50 тысяч токенов в интерфейсе можно торговать и мы скоро дадим возможность помимо того, чтобы самим сервисом пользоваться, с нашим приложением по всему новому интернету путешествовать, поэтому это вот такой ваш помощник в этом новом интернете. Где по клику на кнопочку может происходить финансовая транзакция.

I: А если сформулировать миссию, какая она была бы, если она есть?

В: Миссия у нас есть 2016 года. Она звучала. Наша миссия — дать более демократичный доступ к финансовым услугам для людей и бизнесов по всем миру. Это была идея, что, чтобы получать доступ к финансовым услугам, тебе нужен только интернет. То есть если интернет сделал эволюцию, как мы получаем информацию, а с финансами так не получилось. Финтех попробовал это сделать, но это получился фейслифт для старых банков просто в новой, модной оболочке. Марк Андриссен, фаундер Netscape и Mosaic browser сказал, что отсутствие платежного слоя в интернете это первородный грех интернета. То, что тогда они просто не смогли. Тогда не было технологий, не было инфрастуктуры и, кажется, что дефай это решает. И все, что там будет в дефае, и вообще в этом новом интернете, это все скорее всего будет про ценность финансовую, какую-то стоимость активов. И вот мы работаем над тем, чтобы этим можно было пользоваться каждый день в привычном себе режиме.

На какой мы стадии рынка?

I: У меня вопрос. Ты в одном из интервью привел интересную аналогию, что на буме ICO люди как будто вкладывали в сид. Типо такая стадия рынка, когда по сути у проекта ничего нет, но такая знаешь, типо ты в идею инвестируешь. Когда был бум дефай, мы типо переместились в раунд «а», «б». Вот туда уже по развитию. Что будет следующим, как ты думаешь? Какой раунд уже там IPO или TGA или что? Куда мы? Когда это будет? Временные рамки, когда примерно? И что это должно быть?

В: Это будет клевость, это будет IPO, это будет полностью легальное ICO. Понятное, прозрачное, без легальных и репутационных рисков для запускающихся проектов.

I: Соответственно и заработки уже сократятся у людей, да? Когда ты на IPO заходишь, то уже не так весело. Один мой знакомый говорил, что этот ранг был последний, когда можно было сделать состояние. Я с ним не согласен. Я думаю, что на следующем булране проекту будет тяжелее выбиться сильно. То есть все было понятно. Не так много людей знали про технологию и что-то сделать могли. А на этом буме все освоились. Появился трейдинг, что-то уже, чем пользоваться можно. Люди нашли подходы, как делать, какие технологии работают, что нет. То есть тебе надо будет пресид, сид, серию А поднимать. И только потом что-то связанное с токеном, то есть. Просто запилить Windows, сделать контракт на прием эфира.

В: Мне кажется, что это уже там будет.

I: Обычным людям будет сложнее поднять денег на этом или?

В: Классные команды всегда найдут деньги.

I: Я не про команды, я именно с другой стороны, с инвесторов.

В: А, инвесторские. Как говорится в эир маркете самые большие состояния и зарабатываются, так что мне кажется. И если начать сейчас, то ты можешь успеть разобраться в рынке. Я помню, когда друзья, когда биток летел от 40 до 60 спрашивали — «ну че, заходить?». Я всем говорил: «подожди, пусть он грохнется, а потом начинай. Можешь пока ресечить, но не закидывай деньги. Вот когда она упадет, ты уже лучше поймешь, что вообще происходит и тогда будет лучше».

I: Учиться нужно сейчас.

В: Да, сейчас потому, что сейчас самое  приятное время, потому что шума мало.

Конкуренты Зерион

I: Кого вы считаете своими конкурентами? Есть ли они и как вы планируете их обходить?

В: У нас есть локальные конкуренты, это такие же портфолио или трекинг интерфейсы. Это запертый банк. Они работают над той же проблемой трекинга, что и мы. Что делают лучше, что-то хуже. То есть это хорошо всегда, когда есть какой-то конкурент. Наверное, чуть больше конкуретны это кошельки, которые пытаются повторить сервис, такой как мы предоставляем. Но они делают это с позиции силы и часто закрыто, открыто. То есть что-то у них не получается.

Вадим Колеошкин разводит руками.

I: Не трушно немножко, да?

В: Они пытаются, но это такое. То есть они партнеры и конкуренты одновременно. Дальше идут биржи централизованные, потому что язык spring с централизованных бирж, но это не для масс маркета. То есть вот это вот все закодить. Каждый раз, когда я захожу потрейдить на биржу, даже если там лучший курс, я начинаю нервничать, потому что «а я туда нажал?», «а что случится?». То есть мне проще пойти своим продуктом попользоваться или конкурентами, потому что там все понятней и проще.

Будет ли токен?

I: Вопрос, который вам, наверное, многие задают, будет ли токен? Когда и что это будет за юзкейсы?

В: Это долгий разговор, но к тому, что мы пришли — токен будет в конечном счете. Потому что кажется, что если ты компания в крипте и хочешь на IPO, то это как-то зашкварно. То есть у гугла, у эпла, у всех этих технологических команий не было возможности программировать свои акции, и чтобы ты мог сделать, чтобы твоя акция что-то действительно делала, как-то работала программным кодом. У нас есть такая возможность. Это, кажется, глупо упускать. Проблема начинается в том, что придумали хорошую модель токена для Layer 1. Не все проекты его в нужный момент запускают токен, но это логичный шаг. У нас вся ценность это бренд пользователя, наши технологии, которые не контракты, а как мы данные анализируем, алгоритмы, знание команды, опыт, юзеры. То есть эта ценность она вне общины живет и это сложнее токенизировать. Некоторые компании это делают, но нам не хочется выпускать токен, который никому не нужен будет. Поэтому мы периодически возвращаемся к этому и смотрим. То есть у Graph’a неплохая модель. То есть Graph Protocol они сделали, что, ты можешь за каждый запрос к их данным маленькую копеечку платить. Вот это новая модель. Мы такую смотрели. То есть каждый раз, когда ты открываешь Зерион, ты платишь маленькую копеечку.

I: Насколько я слышал в интервью предыдущих, то есть вы планируете монетизироваться не на пользователях, а на каких-то больших компаниях, которые SDK, IPI используют.

В: Это было правдой, но сейчас мы сделали нашу апишку полностью бесплатной, и все могут этим пользоваться. То есть мы больше ценности рынку принесем, если эти данные будут легко доступны. То есть мы не хотим. Мы ищем способ монетизироваться близко к гуглу, когда каждый запрос в гугле… Гугл огромная махина. Она стоит (алгоритмы, сотрудники) кучу денег, но за это платят не пользователи, а платят рекламодатели. За каждый раз, когда ты ищешь что-то в гугле, за это платит кто-то, кто продает товар и рекламируется. В общем за это платят другие, вместо пользователей. Мы пытаемся найти что-то такое.

I: Пока звучит, как идея больше как контрибьюшен комьюнити, которая долго с вами и вот им как-то этот токен зашерить, не знаю, как сказать.

В: Ну, то есть если шерить, то да.

I: Модель дропа пока больше какая-то вырисовывается.

В: Это one time opportunity. То есть токен может условно в 2 раза увеличить твою пользовательскую базу, но ты можешь сделать это только один раз. А потом тебе с этим жить. Запускать токен, когда у нас 250 тысяч пользователей, чтобы стало полмиллиона. Но полмиллиона мы и так знаем. Как получить. Когда у нас будет миллион или 5 миллионов пользователей. Как с 5 до 10 отскелится при помощи токенов это кажется более хорошая история, нежели вот эти сейчас 250 тысяч получить дополнительные. Короче мы пока ждем, да.

В: Пока все инвесторы, которые у нас видят раунд, они с нами согласны, что сейчас не время для токена, а время, чтобы люди дефай пользовались, по сути, мы даем то, чем удобно пользоваться

Успешный кейс и факапы.

I: Расскажи о своем самом удачном кейсе в крипте и самом провальном кейсе. Именно как юзера крипты. То есть где ты там садился где-то, поднялся. Вот в таком плане. Не Зерион. Вот сейчас вот как Вадим. Пользователь крипты.

В: То, что обидно, до сих пор я потерял где-то на компьютере кошелек с эфиром, который я покупал по 3 или 4 доллара. Там было немного, но по текущему курсу достаточно, чтобы…

I: Но шансов найти нет уже?

В: Нет. Я уже много раз пытался. Еще была ситуация, что когда мы работали с ICO, у нас случилась ситуация, что была в коде несколько раз ошибка. Один раз у нас на серверах застряло 300 тысяч долларов, а второй раз мы 400 тысяч долларов просто раздали людям бесплатно. Хорошо, что там были киты, и они все это вернули, но это была программная ошибка. Это было такое. Еще один раз у нас Майкрософт удалил ноду. То есть в тот момент все наши проекты падают.

I: Azure ты имеешь в виду?

В: Да, Azure. Они просто не списали деньги с карты и не уведомили. Просто удалили ноду, а там хисторы на ней лежали и мне клиенты звонят, партнеры «что», «как?»

I: Вы переезжаете на Амазон после этого?

В: Мы да, на амазон. Мы больше такие сторы никогда на ноде не хранили, что и не надо делать, но тогда это было самое быстрое решение.

I: Ну, такое. Да. Ты рассказываешь, а у меня у самого ладошки потеют от этих всех.

В: Да. Этот то, что провалы были. Успех, наверное, то, что мы на хакатоне победили.

I: Круто. А если брать успешный кейс в плане денег какая-то инвестиция удачная или там пофармил удачно?

В: Сейчас были токены, на которых там делал условно 10, 20, 30 иксов, но это на таком рынке, на булмаркете. Там все иксы делают. Наверное, самое забавное было, когда uniswap сделал эирдроп, а я вспомнил, что у меня там много кошельков было, с которых я тестировал, еще что-то. Я потратил вечер, чтобы все их найти и все это собрать, циркулировать.

I: И нашел?

В: Да.

Как технически работает инвестирование?

I: Как технически работает инвестирование? То есть кто получает деньги, какая отчетность? Как это все работает?

В: Компания, когда получает?

I: Да, да. Вот первое инвестирование 2 миллиона. Как это технически происходит.

В: У нас было LLC. Это аналог ООО (Общество с ограниченной ответственностью). Такое обычно тяжело инвестировать из принятой формы инкорпорейшен. Потом через фреймворк которому все инвесторы рады зашли просто в какой-то сервис онлайн, зарегистрировали компанию в нем и все. Указали там, что мы фаундер, у нас будет столько-то акций. Вот столько акций это сотрудникам, и все. Потом инвесторы просто дают тебе деньги, а ты печатаешь еще акции. И все.

I: А потом есть какая-то отчетность за эти деньги, то есть куда вы их тратите? Вы же их не получаете на руки, по сути?

В: Мы на банковский счет компании получаем. Мы должны вот после раунда бюджет согласовывать с инвесторами, но до этого просто основной KPI, что капитал должен эффективно тратиться. Это как бы работает. То есть мы тратим в месяц на всю компанию. Сколько там пару сотрудников могут находиться в Долине. Поэтому нам особо не было вопросов. То есть мы настолько экономно и эффективно по сравнению с другими стартапами в штатах, что это играло нам сильно на руку.

I: А что было легче собирать, 2 миллиона тогда или 8 миллионов чуть позже?

В: Мне кажется, что чем больше денег собираешь, тем проще они собираются. Примерно по сложности одинаково, что миллион, что 2, что 3, что 5 собрать, что 8, что 10, что 20. Зависит от амбиций и сколько тебе надо. То есть, учитывая, как мы тратим, на большие суммы даже сложно было расписать сколько, условно, 2 миллионов долларов, на что мы их будем тратить. Когда мы болтали с фондом Andreessen Horowitz еще на первом раунде, мы завалились на вопросе «пацаны, вы хотите миллион, а мы дадим вам 5. Что вы с ним сделаете?». Но ответа у нас не было, потому что нас до этого никто не спрашивал. А так все просто.

I: Получается, что первые деньги были из США, а вторые из Европы?

В: Первые полностью из США, а во второй раунд у нас были азиатские фонды, один фонд из России, из Европы лид инвестор Mosaic.

I: Есть разница между штатовскими инвесторами и остальными?

В: Есть, но это больше про у кого сколько денег и то, как к этому относятся и чуть на разные вещи фокусируются. Азиатский, украинский и русский фундамент больше на ревенью, американский больше на рост.

Сколько денег тебе нужно для жизни?

I: Такой вопрос, немножко вообще в сторону. Сколько тебе денег нужно для жизни в месяц?

В: Хороший вопрос. На данный момент в Москве, кажется, тысяч 5 долларов достаточно, чтобы чувствовать себя комфортно. То есть вести простую жизнь, но при этом не сильно задумываться над тем, что ты можешь себе позволить, что не можешь. Этого вряд ли хватить, чтобы сколотить капитал какой-то и там откладывать, но кажется, этого достаточно.

I: Это твой текущий, получается, запрос. На сколько бы ты хотел, чтобы вообще идеальный вариант в месяц?

В: Тут много переменных возникает. С семьей или без семьи, в каком городе я живу.

I: В текущем состоянии в Москве. То есть у тебя есть, грубо говоря, пятерка, а ты хотел бы, например, сколько?

В: Мне другие вычисления чуть ближе. То есть когда не конкретная зарплата. Понятно, что у тебя есть где-то 10 миллионов долларов капитала, скорее всего ты можешь уходить на пенсию. Потому что доходов с этого капитала средне-рисково должно хватить, чтобы покрывать любой твой лайф стайл. А при 100 миллионах ты вообще можешь забыть.

I: И летать в космос уже?

В: Самой базовой доходности, которую на открытом рынке предлагают фонды, тебе будет достаточно. Ты в какой-то мере становишься где-то там после 50 миллионов свободен как индивидуум, на уровне даже планеты. Со 100 миллионами ты сможешь уже реализовывать все, что сверху. Это уже реализовываются там амбиции. Как Илон Маск. То есть хочу – в космос полечу.

Интеграция блокчейнов в Зерион

I: Как обстоят дела с интеграцией блокчейнов, кроме эфира? Есть там небольшое укрепление Binance Smart Chain. По-любому, я вижу. Что вообще, какие планы? Планируется ли больше блокчейнов? Куда акценты?

В: Да. Это хороший вопрос. Есть преимущество первого игрока на рынке, а есть обратная сторона. То, что первый игрок на рынке собирает все грабли. То, что мы сделали технологии еще в 2018 году для дефая, когда еще слова «дефай» не было, мы не могли предугадать юз кейсы, то, что будет много чейнов. Мы думали, что будет один чейн и мы сделали. Вот у нас работает с эфиром, и все это хорошо. Сейчас мы переделываем полностью инфрустуру, чтобы нам было все равно какой чейн.

Последние транзакции.

I: Я знаю, что у тебя есть публичный кошелек, ты говорил. Можешь осветить несколько последних сделок через хистори на Зирион? Что ты сейчас вообще покупаешь/продаешь, если это не секрет, конечно?

В: Нужно посмотреть сейчас, что у меня там есть. Последние транзакции: я купил AXIE на 17 долларов, посмотреть, как у них в игре это работает. Купил эфир, по сути, поменял эфир на Curve, где эфир и стейк на эфир, что просто какой-то интерес, пусть он лежит.

Вадим Колеошкин смотрит в телефон.

I: Ты это все сделал в приложении, да?

В: Да. Это же в какой-то момент стало плохо, я стал настолько ленив, что я только нашим продуктом пользуюсь. А вот раньше по всем интерфейсам ходил, но уже стало просто лень. Если ты услышишь какой-то токен, то сначала вбиваю в Зерионе и если есть, тогда это можно купить, если нет, то куда-то идти.

Потенциал дефи деривативов

I: Вернемся в крипту. Что ты думаешь про дефай и деривативы? Считаешь ли ты эту тему перспективной? Например, опционы, вот в эту вот сторону.

В: Я думаю, что в опционах и во всем этом будет большой бум. Потому что с АММ и свапалками всеми понятно, а вот это больший рынок, то есть рынок деривативов. Рынок деривативов сильно больше традиционных и синтетических, особенно когда есть две стороны по исправлениям l2, когда решение это все стало очень дешево. Может быть дешевый трейдинг. То мне кажется, что профессиональные игроки рынка будут этим пользоваться для кадрирования рисков, для наоборот увеличения своих рисков и офсайдов. Это инструменты для понимающих игроков на рынке. Мы все-таки фокусируемся на юзерах с базовыми знаниями. То есть мы метим чуть-чуть в более простого юзера.

I: То есть, условно говоря, если мы учтем все ресерч и все эти штуки, то  компании, которые занимаются дефи и деривативами это в принципе потенциально хорошая история.

В: Это можно написать хорошую историю, но здесь обратная сторона у этого. Они делают продукт, который нужен 50 людям, которые понимают, как это работает, потому что чем дальше был бы маркет, тем сложнее было разбираться с проектами. Некоторые проекты делаю действительно что-то клевое, но я над таким проектом (не помню название) 3 дня сидел и пытался разобраться с листочком, прямо как будто я в университет вернулся. Как эта штука вообще работает? Потом разобрался, но при этом я в дефае и в контексте понимаю технически как работает и финансовое у меня есть понимание. Но это сложно.

I: Мы перед тем, как начали работать с дельта тетой, опционной дефай, мы точно так же 3 дня. И мы созванивались с чуваком, он нам объяснял, как это работает. Потому что голова скрипит на самом деле. Хотя все понимают, что это потенциально бум, но это так сложно.

I: У нас есть вопрос традиционный, который мы задаем всем, кто у нас попадет на интервью. Что бы ты сказал Сатоши при встрече?

В: Спасибо, мужик. Это, скорее всего, группа, мне кажется. Почему-то мне кажется, что это группа ресерчеров, которые сделали технологию.

I: Покурили вместе кальян и решили вместе сделать.

В: Наверное, да. Это действительно классный дало толчок. Хотя, биткоин тупой, как пробка и каждый раз, когда я отправляю транзакцию в биткоине и немножко грустно. У меня ощущение, что это мулы через горы везут мешки с золотом, и это медленно неудобно. Но эта идея понравилась и это дало толчок.

I: А как ты вообще относишься к биткоину как к явлению? Понятно, что это первая крипта. Веришь ли в то, что будет флип? Эфир поменяется с биткоином в какой-то момент?

В: Для меня это просто как цифровое золото. То есть просто какой-то актив, который верит, у которого есть история и который ничего не умеет делать. В биткоие меньше риска, потому что он не развивается. Во он как есть и это просто общий тренд. Есть спекулятивные циклы, есть…

I: Катировка.

В: Это скорее просто. Цена битка — это настолько, насколько инвесторы хотят традиционный кеш, традиционных финансов или кто хочет захеджироваться от локальной экономики. Что криптовалюта дает, то что теперь условно если я не хочу быть привязан к гривне, рублю или к какой-то национальной валюте, или к доллару, то у меня всегда есть вариант. Я могу купить биток, и он не будет зависеть от политических каких-то рисков внешних.

I: То есть биткоин будет жить?

В: Скорее всего да. Мне кажется. Что его могут флипнуть, то есть если, условно, эфир флипнет биток, то это будет, наверное, такой стресс для крипты, потому что пошатнутся какие-то вот устои.

Но это вполне себе может произойти. Но у битка фора есть 7-8 лет, поэтому придумать что-то, что наберет так быстро популярность, это надо либо что-то кардинально новое создать, либо с какой-то ценностью. Вот ту ценность, что это актив, в который верят.

I: Это был последний вопрос, спасибо. Мы обещаем, что у нас на канале появится еще много материалов про продукт Zerion. Обзоры, может, будут текстовые, а может Вадим придет к нам на прямой эфир. В общем, пишите в комментариях, что вы думаете по поводу продукта. Пользуйтесь, пробуйте и будет вам счастье.

Видеоверсия

Вадим Колеошкин (Zerion) — о Силиконовой долине, факапах и будущем DeFi

У нас был очень интересный гость — Вадим Колеошкин — со-основатель проекта Zerion — это инвестиционное приложение, которое позволяет любому человеку в любой точке мира получить доступ к набору новых финансовых продуктов и услуг, построенных на основе DeFi.

Также у нас есть полная и полезная инструкция по приложению Zerion!

Как вам статья?

0
0

статьи на эту же тему

The Merge
avatar Макс Гришко
17.08.2022
Предложка Incrypted
avatar Vlad Shevchenko
22.07.2022
Risk Reward
avatar Макс Гришко
14.06.2022