Вадим Колеошкин (Zerion) — о Силиконовой долине, факапах и будущем DeFi

05.09.2021
60
0
Вадим Колеошкин - основатель Zerion.

Сегодня в рубрике «Интервью» очень интересный гость — Вадим Колеошкин — со-основатель проекта Zerion

Zerion — это инвестиционное приложение, которое позволяет любому человеку в любой точке мира получить доступ к набору новых финансовых продуктов и услуг, построенных на основе DeFi. 

Zerion был основан в 2016 году Евгением Юртаевым, Алексеем Башлыковым и Вадимом Колеошкиным. В 2019 году стартап привлек $2 млн. долларов в ходе seed раунда, который возглавил американский венчурный фонд Placeholder Ventures. В 2021 году Zerion привлекли еще $8.2 млн. долларов во время раунда, который возглавил европейский венчурный фонд Mosaic Ventures.

Интервью

Как ты попал в крипту?

Incrypted: Первый традиционный вопрос это как ты попал в крипту?

Вадим: Это был 2015 год. Я увидел у себя в ленте фейсбука что про Ethereum и решил посмотреть, что это такое. Сначала не до конца понял, о чем это, но потом посмотрел на coinmarketcap, проекты, и понял почему это клево. Первый раз зарегистрировался на криптобирже и купил.

I: На какой?

В: Наверное, это «cex.io» был в тот момент. Там можно было с карточки купить, и это была единственная биржа на тот момент, где это было проще всего сделать. А дальше я начал смотреть технологию. Она классная была.

В 2016 году пришел на конференцию в Сколково. Тогда Виталик Бутерин приезжал в Россию.

Там я встретился со своим другом Женей, который мой партнер теперь, и потом мы еще позвали Лешу покурить с нами кальян после конференции.

I: Но ты был уже с ними знаком, да?

В: Да, я был с ними уже знаком. Мы работали вместе в моей прошлой компании. Женя пришел после школы на стажировку. Попал он к нам, когда взломал от скуки сайт-проект моего партнера.

I: Хороший способ знакомства.

В: Да. Мы поработали вместе, знали друг друга, а потом он с Лешей познакомил. Леше нужны были карманные деньги. Во фрилансе он нам приложение писал. В общем мы знали друг друга. Нам была интересна технология. Было примерно такой концепцией, что технология клевая, за ней действительно что-то есть, но не понятно, что делать. Не было ни инфраструктуры, ни разработчиков. Это все было очень рано. И мы где-то после этого еще месяца 3, 4, 5 пробовали делать декс, кошелек, обсуждали все.Ноды свои, апликейшинов нет, токенов нет, ERC-20 стандарт только начал появляться. В общем ничего не было.

I: Ты говоришь, как-будто тех чувак. У тебя образование, на сколько я понял, не совсем техническое, да? То есть у тебя склад ума технический.

В: Наверное. Такой технологический. Скорее.

I: Потому, что ты говоришь мультисиг. Не совсем базовые штуки такие.

В: У меня образование бизнес информатика. Это стык экономики, менеджмента, IT и управления бизнес процессами. Но я в школе в Одессе ходил в компьютерную академию ШАГ. Там базовые навыки программирования получил, участвовал в олимпиадах. В каких-то побеждал. Потом даже кодил.

I: Прошел через эту школу, да?

В: Да. Прошел через это, а потом начинал меньше программировать, потому что не профильное образование. То есть если надо, то я могу что-то закодить, сделать, захачить все, что надо себе. Но если это как профессия — то это не моё.

I: А вообще как ты себя позиционируешь? Как разработчик. Бизнесмен, фаундер, криптоэнтузиаст. Как ты для себя определяешь свою роль?

В: Ближе к предпринимателю. Я еще в школе начал. То есть чем-то там торговал, потом делал «джуфи проджектс», какие-то еще проекты делали. Там были какие-то успешные и неуспешные стартапы. Помогал другим проектам. Но я всегда работал на себя и как-то просто было по кайфу всегда. Какие-то задачи, любознательность такая врожденная.

Вадим Колеошкин с Ваней из incrypted.

Первые деньги в крипте.

I: Как получилось, что вы в 2016 году уже начали помогать «айсиошкам» запускаться в Waves, YouMoney?

В: Все было просто. Мы были единственной компанией, которая умела это делать, разрабатывать контракты в СНГ. У которой был трек-рекорд какой-то, и у которой были какие-то базовые предпринимательские скиллы и желание, что мы могли продать это и упаковать потом. То есть сначала была базовая какая-то помощь. Просто как аутсорс можно считать. Потом это все стало sas платформой, а потом еще другие продукты запустились. Потом мы объединили всех этих инвесторов под одним аккаунтом у себя. То есть если ты в одном ICO проходил уже KYC у нас, то во втором тебе не надо уже было его проходить. Документы твои уже условно были у нас. Вот постепенно это все развивалось. Куски всех технологий, что мы делали с 2016 года, они до сих пор в Зерионе используются, просто они уже много раз переписаны, но понимание области осталось.

I: То есть правильно я понимаю, первые деньги, которые вы заработали в крипте, это было именно на этом саппорте айсиошек.

В: Это было на помощи, на аутсорс разработке и на помощи ICO. Это была хорошая бизнес модель, потому что тогда все чарджили проценты от сбора и у тебя был нефиксированный офсайт.

Почему Пульс превратился в Зерион?

I: Почему Пульс превратился в Зерион?

В: Зерион была платформой для ICO. Еще у нас был «криптотрейдер». Мы тоже в Зерион что-то хотели переименовать. Мы хотели как раз эту экосистему сделать и Пульс было таким названием. А потом, когда платформа ICO закончилась, остался Зерион, мы думали сделать ребрендинг, а потом оказалось, что бренд знают.

I: А вообще основа нейминга какая у Зериона?

В: С неймом была интересная история. Мы назывались «Эсерион лаб». Это было очень зашкварно, особенно когда с Виталиком болтаешь на какой-то конференции и говоришь: «Мы эсерион лаб». Это максимально зашкварно. Мы там начали брейнштормить, набрали названий, но нам ничего не нравилось. В итоге наш друг Джош решил выкинуть начало «эсерион» и оставить – «Зерион». Скинул Леше, ему понравилось, Жене, ему понравилось. Скинул его мне, а я сказал, что какая-то фигня. Что-то не нравится, а потом в итоге оно прижилось.

I: Стерпится – слюбится, да?

В: Да. И все, вот оно с нами.

I: Звучит прямо прикольно.

В: Да уже с нами, уже прилипло.

Переезд в Силиконовую долину.

I: А как так получилось, что вы решили переехать Силиконовую долину? Решение не простое.

В: Это был прыжок веры. То, что у нас начали заканчиваться деньги, заработанные на волне ICO, еще крипта падала.

I: А вы еще фиксили?

В: Мы мало фиксили. Это была ошибка, но, возможно, она и побудила нас разумно относиться к деньгам и мы приехали в Берлин с продуктом Zerion. Он тогда Пульс еще назывался. В нем мы были первые, кто интегрировал uniswap. И мы думали куда поехать, в Лондон, Сингапур или Сан-Франциско. И решили, что Сан-Франциско, так Сан-Франциско. Сняли самые отстойные апартаменты в Тендерлоне. Такой очень неблагополучный район Сан-Франциско, взяли билеты и улетели просто одним днем.

I: Прикольно. А скажи что-нибудь на Силиконодолиновском.

В: Фандрейзинг, питчинг, мо дефансебилити, юзер квизишион. Это то, что первое в голову пришло.

I: Все сейчас на ethCC в Париже. Почему ты не там?

В: Париж только недавно открыл въезд из Украины без необходимости вакцинации, а до этого можно было въехать только вакцинировавшись файзером, а я вакцинировался спутником и это просто политическая игра, которая ставит тебя в такую ситуацию.

I: Не состыковали протоколы, да?

В: В общем тайминг просто был неправильный. Уже билетов нет. Я в итоге остался в Одессе. Плюс тут еще встреча выпускников 10 лет после школы была.

Сбывшееся пророчество про Сальвадор.

I: Удачно попал. В интервью ровно год назад, кстати, 20 июля было, ты сказал на вопрос о том, какая первая страна введет крипту в качестве национальной валюты. Ты сказал, что это будет страна, которой нечего терять. Была надежда на Украину, но ты сказал, что будет какая-то страна из Азии или Южной Америки. И в принципе угадал. Первой страной был Сальвадор. Пророчество сбылось. Что изменилось в твоем отношении к использованию крипты как платежного средства и что изменилось в мире по твоему мнению за год?

В: За год идея с криптой, которую выпускают в Центробанке, стала летать в воздухе уже реально. То есть много Центробанков заявляют это. Кажется, что до них наконец-то дошло, что когда все платежи прозрачные и отслеживаются на блокчейне, то это хорошо и для сбора налогов. Интересно, какая будет итоговая имплементация. Но если ты можешь в любом своем банковском приложении купить цифровой аналог гривны, рубля, доллара, что с USDC, кстати, происходит.

Вадим Колеошкин о Сальвадоре.

I: Ну, как было месяц назад в интервью с зам министром Минцифры, он сказал, что Центробанк планирует изъять часть эмиссии гривны и выпустить криптогривну, потому что не может быть любого средства платежа, кроме гривны по Конституции. Но криптогривна как шлюз. К ней можно подключить любую крипту.