«Чистое зло» — новое эссе Артура Хейса

06.11.2022
26 мин
4279
64

Перевод эссе Артура Хейса «Pure Evil»

Любые взгляды, выраженные ниже, являются личным мнением автора и не должны служить основанием для принятия инвестиционных решений, а также рассматриваться как рекомендация или совет по участию в инвестиционных сделках

В жизни все относительно, кроме, наверное, скорости света. Вот я заявляю, что цифровые валюты центральных банков (CBDC) — это чистое зло. Тогда возникает логический вопрос — с чьей точки зрения? Что для одних зло, для других чистое благо.

Трое участников этой печальной трагедии:

  • «Простые смертные» — люди, которыми управляют.
  • Правительство и политические элиты, которые дергают нас за ниточки.
  • Коммерческие банки, зарегистрированные правительством определенной страны.

Для простых людей CBDC знаменуют угрозу нашей способности проводить суверенные и честные транзакции между собой. Для правительства это идеальный инструмент менять поведение народа. Однажды мы все добровольно решили загружать свою частную жизнь в социальные сети типа Instagram и TikTok. Теперь мы добровольно отдадим все деньги под контроль правительств.

Для коммерческих банков CBDC представляют собой экзистенциальную угрозу их существованию в качестве действующих предприятий.

Я считаю, что массовая апатия позволит правительствам легко забрать наши физические деньги и заменить их на CBDC. С этого начнется утопия (или антиутопия) финансового надзора. Но у нас есть один союзник, который, по моему мнению, будет сопротивляться попыткам правительства внедрить архитектуру CBDC для контроля над населением. Этим союзником являются местные коммерческие банки.

Господь Сатоши создал блокчейн. Наш Господь чист и добр, как сияющий свет. Но проявления его учений о блокчейне могут извращать люди с черствыми сердцами и жестокими намерениями. 

Данный вопрос имеет большую важность. Ведь природа грядущей инфляции будет явно отличаться от той инфляции, к которой мы привыкли за последние 50 лет. Это потребует от правительства принять столь новую технологию блокчейна — CBDC. Данным механизмом можно  управлять, а значит, он полезен для верхушки. Я прогнозирую, что CBDC позволит правительству энергично бороться с новым видом инфляции, но принесет больший ущерб для людей.

Поэтому давайте молиться.

Почему эта инфляция отличается от предыдущих

В 1970-х цены стали плавающими, и участники крупнейших экономик мира столкнулись с инфляцией, которая носила финансовый характер. Конечно, человеческие фиатные деньги сильно обесценивались, но стоимость жизни (по крайней мере, по большей части) не повышалась слишком резко.

Спотовые цены на нефть West Texas Intermediate vs. S&P 500 Index  (начало = 100)

Нефть с 1983 года подорожала почти на 180%. Среднегодовой темп ее роста равен 2,75%. Индекс S&P 500 увеличился за это же время почти в 35 раз (при среднегодовом темпе роста 8,44%). Энергия является главной валютой. 

Теперь посмотрим, что делает с этой точки зрения ФРС. Федеральный резерв в среднем всего на 0,75% выше целевого уровня инфляции в 2,00%. За тот же период (с 1983 года) баланс ФРС вырос с практически нулевого уровня до почти $9 трлн.

Оргия с печатанием денег пошла на пользу ценам на финансовые активы. Это привело к резкому увеличению глобального неравенства доходов — но такой вид инфляции не дестабилизирует правительство. Из-за такой инфляции квартира на 57th Street возле Центрального парка стоит сотни миллионов долларов. Такая инфляция заставляет вас тратить $25 за чашку кофе в респектабельном заведении.

Сегодня мы наблюдаем гораздо более страшный тип инфляции: инфляцию продуктов питания и топлива. Это тот вид, который выводит на улицы всех, кроме самых богатых. И он постепенно усиливает свою и без того железную хватку над всеми развитыми и развивающимися странами мира. Плебеям плевать, какой тип экономики практикует правительство страны, в которой они живут. Они голодны и мерзнут. И если у ответственных лиц нет немедленного решения, то им рубят головы.

Правительство находится в безвыходном положении. Они должны печатать деньги и раздавать их тем, кто страдает. Но при этом правительство также должно следить, чтобы капитал не ускользал из его рук. За всю историю человечества мир никогда не имел таких долгов по таким низким процентным ставкам. Нас ждут колоссальные потери сбережений и капитала в целом, потому что нужно погасить и долги, и инфляцию. Две эти цели прямо противоречат друг другу в рамках традиционной финансово-денежной системы: если не печатать деньги, то народ будет страдать, а если печатать —  это разрушит капитал через инфляцию. Так что правительству необходимо будет опираться на какие-то технологические инновации, чтобы достичь обеих целей цели и оставаться у власти.

Я считаю, что инновацией станет CBDC.

CBDC — это ответ!

Откройте кошелек и достаньте наличные. Залезьте в карман или сумочку и возьмите телефон. А теперь попробуйте положить наличные в телефон.

Если бы это была кинокомедия «Образцовый самец», возможно, такой фокус получился бы. Но я предполагаю, вы только что обнаружили, что физика реального мира не позволит это сделать.

CBDC — это выпущенная государством цифровая валюта (т. е. цифровые деньги). Она существует исключительно в электронной форме и позволяет бросить вызов приведенному выше уроку физики. CBDC относятся к категории базовых денег, таких же как и наличка — то есть, к пассивам центрального банка. 

Это отличается их знакомых вам электронных денег, которые ездят по рельсам традиционных коммерческих банков. В чем разница? Знакомые нам цифровые деньги создает банковская система посредством займов. Они представляют собой выдуманные кредитные деньги, а не прямое обязательство центробанков (а-ля холодные наличные деньги).

Есть еще одно большое различие между CBDC и современными электронными деньгами. Благодаря инновациям, предоставляемым технологией блокчейна, правительство может запрограммировать свои CBDC так, чтобы они находились под их контролем на 100%. Именно этот дополнительный уровень контроля позволит им решить двустороннюю проблему инфляции.

В этой антиутопии те, кто в обычном случае вышел бы на улицы, протестуя против дорогой еды и топлива, получат электронные деньги напрямую. Люди за счет этого повысят доступность основных продуктов питания. Тем же, у кого есть капитал, власти могут запретить вкладывать свой капитал во что-либо, кроме государственных облигаций (а их доходность будет ниже уровня инфляции). И все эти ограничения будут фактически закодированы в самой валюте, а не просто законом. Все это можно сделать программно, с небольшим количеством ошибок (если они вообще есть).

Само по себе такой расклад не является чистым злом. Это определенно не хорошо с точки зрения вкладчиков. Но принцип не сильно отличается от тех же пенсионных планов, когда государство удерживает определенную сумму своего долга с доходностью ниже инфляции и презентует это как «подходящую» инвестицию для своих пенсионеров. 

Однако CBDC упрощают соблюдение этой политики, и работают эффективнее чем законодательные нормы. По своей природе CBDC имеют жестко запрограммированные правила. Эти правила помешают гражданам, к примеру, забрать свои с трудом заработанные деньги и перевести их в золото, другие высокодоходные иностранные гособлигации или биткоин.

Но не это делает будущее CBDC потенциальным адом. Подумайте вот о чем. Правительства никогда не останавливаются на самом безобидном варианте использования технологии, если доведение этой технологии до предела может принести им пользу. Они будут стараться изо всех сил. И когда власти получат полный контроль, то смогут напрямую указывать, кому разрешено совершать транзакции и для чего.

Представьте, что вы «другой» в своей стране. «Другие» в любом обществе — это те, кого экономически притесняют в силу их этнической принадлежности, иммиграционного статуса, религиозных убеждений и/или акцента. Их эксплуатация разрешена большинством граждан, потому что те уверены, что «другие» заслуживают своего низкого положения из-за их якобы несовершенных качеств.

Теперь представьте, что вы и остальные «другие» решили попытаться изменить свои обстоятельства ненасильственными средствами. Вы выходите на митинг, поете протестные песни и вообще участвуете в акте ненасильственного гражданского неповиновения. Вы используете соцсети, чтобы организовывать и активизировать протесты. Ваше движение становится довольно большим, и вы решаете, что пришло время для похода на столицу, чтобы показать стране, насколько несправедлива ее политика дискриминации.

Перед большим маршем движение продолжает набирать популярность. По всей стране ширятся другие небольшие протесты. Правительство нервничает. Полиция пытается дать отпор, используя проверенные тактики типа пожарных гидрантов и служебных собак. Вы и ваши товарищи по мирному протесту пострадали от насилия. Появляются фото искалеченных мирных протестантов, это настраивает общественное мнение против властей. После такого, как нас уже учила история, правительство не сохранит власть.

А теперь представим картину антиутопии. Полиция унаследовала новый инструмент — CBDC. Вместо того, чтобы проводить открытые акции против протестующих, они будут использовать другие «тихие» меры. Чтобы остановить предстоящий марш на столицу, полиция попросит Facebook, Twitter, Weibo и другие соцсети передать данные о всех, кто по мнению их алгоритмов участвует в бунтах или сочувствует таких людям. За пару дней до марша эти люди будут полностью заморожены в финансовой системе.

В нашей выдуманной истории вся экономическая деятельность между гражданами происходит с использованием CBDC. И никакие другие прежние деньги (например, наличка) не принимаются или даже не существуют. Таким образом, протестующие и те, кто их поддерживает, не могут заправить свои автомобили бензином, не могут купить билет на автобус, поезд или самолет, не могут пообедать в ресторане, не могут купить еду и воду в продуктовом магазине и, в конечном счете, не в состоянии эффективно организоваться. В итоге поход на столицу так и не состоялся. Вы не можете протестовать, если вы голодны или вообще не можете попасть на митинг.

При таком денежном режиме не может быть социального прогресса, потому что нет способа эффективно организовать сопротивление против правительства. Оно в силах полностью ограничить возможность граждан заниматься честной торговлей. Если вы верите в какой-то ад, это будет ад на земле. Статичное общество, в котором ничего не меняется. 

Динамизм и перемены — это природное человеческое состояние. Его можно насильственно раздавить с помощью этого коварного инструмента.

Союзники

В вопросе CBDC у простых людей есть могущественный — хотя и маловероятный — потенциальный союзник: отечественные коммерческие банками. Позвольте мне объяснить.

Мощь и прибыльность банков строится на том, что правительство дает им хартию законно печатать деньги через создание кредитов. Банки также получают выгоду от правовой системы, которая обеспечивает соблюдение финансовых контрактов. Это позволяет им с легкостью возвращать заложенное имущество, потому что над любым должником нависает угроза суда и других принудительных мер, санкционированных государством. Проблема в том, что банкиры хотят получить прибыль, а правительство хочет власти. Власть и прибыль обычно тесно связаны друг с другом (хотя не всегда), что делает эти отношения несколько спорными.

Желание банков делать деньги на безрассудном кредитовании всегда ставит правительство в политическую горячую точку. Но у правительства исторически не было иного выбора, кроме как терпеть их выходки. Банки — до изобретения CBDC — были необходимы для работы финансовой системы. В частности, они лучше подготовлены для оценки кредитного риска, чем правительство, поскольку банки фокусируются на прибыли, а не на политике. Плохая кредитная история остается плохой кредитной историей, независимо от того, к какой политической партии принадлежит должник.

Важность банков для общей финансовой системы дает им множество преимуществ. Даже когда банки облажались и становились причиной финансовых кризисов, правительству всегда приходилось вмешиваться и выручать их. Они печатали деньги и спасали банковскую систему, не имея возможности после этого наказывать их за хаос.

Но теперь у правительства есть инструмент, чтобы полностью взять на себя важнейшие функции коммерческого банка. А именно: прием, хранение и кредитование вкладов своих граждан. Все это можно сделать за долю стоимости и рабочей силы коммерческого банковского сектора.

У правительств и центробанков есть несколько вариантов того, как они решат реализовать свою CBDC. 

  • Создать сеть, в которой узлами будут коммерческие банки. У конечного пользователя есть аккаунт в банке, и узлы могут перемещать данные (то есть деньги) по сети. Я назову это Wholesale Mode (Массовой Моделью). Центральный банк контролируют коммерческие банки таким образом, чтобы они не могли работать вне этой цифровой сети.
  • Создать сеть, в которой есть только один узел — центральный банк. Каждый гражданин имеет счет непосредственно в центробанке. Я буду называть это Direct Model (Прямой Моделью).

Банк международных расчетов (BIS) подготовил красивую инфографику, в которой классифицируются различные типы CBDC:

Описанная выше Wholesale Model (Оптовая Модель) представляет собой объединение гибридных и промежуточных CBDC, перечисленных на этой диаграмме.

Wholesale Model

JP Morgan (JPM) и Bank of China (BOC) — два крупнейших мировых коммерческих банка. Они оба могут проводить расчеты в долларах с Федеральной резервной системой. Давайте представим, что ФРС запускает собственную CBDC, которую мы назовем FedCoin (FED). Есть только два узла FED, и они управляются JPM и BOC соответственно.

Как гражданин США (в него могут входить иностранцы, но давайте будем проще), вы загружаете либо приложение JPM, либо приложение BOC. Какое бы приложение вы ни выбрали, у вас есть цифровой кошелек, на котором хранятся ваши токены FED. Перевод FED между двумя аккаунтами в JPM — это внутренняя передача базы данных в экосистеме JPM. С другой стороны, перевод FED между аккаунтами в JPM и BOC требует, чтобы JPM и BOC согласовали транзакцию. Это похоже на сеть Bitcoin, за исключением того, что она частная, и только JPM и BOC могут подтверждать транзакции.

JPM и BOC конкурируют друг с другом за депозиты FED, предлагая привлекательные депозитные ставки. Затем JPM и BOC используют свое краткосрочное депозитное финансирование для предоставления долгосрочных кредитов компаниям, работающим с ФРС.

Федеральная резервная система не является коммерческой организацией и поэтому не взимает с JPM или BOC комиссию за запуск ноды. Однако время от времени ФРС может запрашивать отчеты о том, кто и что делал в сети. Банки должны подчиняться и предоставлять запрошенные данные. ФРС также может приказать банкам предоставлять кредиты по привлекательным ставкам определенным демографическим группам. Или проводить прямые денежные начисления, отправляя FED в JPM и BOC и давая им указание выдавать токены определенным клиентам.

Банки JPM и BOC подчиняются не только Федеральной резервной системе. Они находятся в тесной зависимости от политики правительства. У частных банков есть свои приоритеты (а именно — получение прибыли), и они могут поддерживать эти приоритеты за счет своевременного выполнения приказов ФРС. В этой модели контроль правительства над денежной массой определенно больше, чем в экономике с наличными деньгами. Но, учитывая, что правительство сотрудничает с частными организациями, указанная политика может не полностью выполняться так, как написано.

Эта модель не сильно улучшает текущую клиринговую систему FedWire для доллара (прим. Fedwire — система расчетов ФРС). Банковская система по-прежнему управляется частными банками, у которых в приоритете прибыль. Они, скорее всего, негативно воспримут политику, влияющую на их способность зарабатывать деньги. Единственное серьезное изменение заключается в том, что наличные деньги запрещены, поэтому использование цифровых платежей составляет 100%.

Ужасная история о полном государственном контроле над транзакциями граждан, которую я описал в предыдущем разделе, все еще возможна при таком сценарии. Но для ее реализации потребуется гораздо больше поваров на кухне. А чем больше людей задействовано, тем больше риск плохого исполнения процесса.

Банки, очевидно, предпочтут эту модель. Ведь она позволит и дальше взимать с финансовой системы все, что им заблагорассудится, а также устранить главного конкурента — наличные деньги.

Direct Model

Федеральная резервная система создает собственное приложение, которое скачивает каждый гражданин. Это приложение является единственным средством, с помощью которого можно хранить и передавать токены FED. Коммерческие банки и дальше могут получать лицензии на прием депозитов и кредитование, но они напрямую конкурируют с ФРС. 

Важно, что Федеральная резервная система может разработать инструменты, которые позволят ей устранить конкурентов в виде коммерческих банков.  В частности, ФРС может выплачивать самые высокие процентные ставки по депозитам и предлагать самые низкие процентные ставки по кредитам. ФРС может работать с отрицательной чистой процентной маржой до тех пор, пока это нужно в политических целях. Федеральная резервная система полностью свободна в своих действиях, потому что она никогда не может обанкротиться (как правительство может само себя обанкротить?). Так что самым безопасным местом клиентов для депонирования своих средств станет ФРС.

Коммерческие банки быстро потеряют всю свою депозитную базу, если захотят пойти против Федеральной резервной системы. 

Вот пример: представьте, что ФРС становится борцом за социальную справедливость и пытается исправить некоторые исторические «грехи» своих граждан. Они решили бороться с богатствами, накопленными за период рабства и других дискриминационных действий. Америка вводит новую политику, при которой чернокожие американцы могут оформлять депозиты под 10%, а также брать кредиты для открытия бизнеса под 0%. Белые американцы могут вносить депозиты под -1% и брать кредит для открытия бизнеса под 20%.

Банк мог бы противодействовать этой политике, предлагая белым более высокие депозиты и более низкие процентные ставки по бизнес-кредитам, чем чернокожим. Но они, вероятно, столкнутся с проблемами, поскольку в стране действуют антидискриминационные законы. Эти законы обязаны соблюдать банки, зарегистрированные на федеральном уровне. Это ставит их в патовую ситуацию. С одной стороны, появляется реальная деловая возможность предложить более выгодные условия белокожим, ведь правительство лишило их права на выгодные кредиты. Но отдел комплаенса говорит «нет» — и это возможное прибыльное направление бизнеса исчезает. 

Мой пример получился чрезвычайно упрощенным. Но он иллюстрирует, почему коммерческие банки не могут бороться и побеждать правительство в рамках Direct Model. Правительство может и будет устанавливать правила, которым банки должны следовать, а правительство — нет.

Реальный мир

Вот краткое изложение того, как 5 основных центробанков планируют поступать в отношении CBDC или уже поступили.

  • Народный банк Китая (НБК) — запустили e-CNY, используя Wholesale Model.
  • ФРС — Федеральный резервный банк Бостона изучает этот вопрос совместно с Массачусетским технологическим институтом. Им еще предстоит решить, какую модель использовать.
  • Европейский центральный банк (ЕЦБ) — решили внедрить Wholesale Model, но продолжают изучать этот вопрос.
  • Банк Англии (BOE) — пока еще изучают этот вопрос и еще полностью не решили, выпускать ли вообще CBDC. Но если решат это сделать, они заявили, что реализуют Wholesale Model.
  • Банк Японии (BOJ) — на этапе обговаривания. Но они решили, что, когда придет время внедрять их CBDC, они примут Wholesale Model.

Учитывая, что каждая страна, которая достигла стадии «выбора модели CBDC», остановилась на Оптовой Модели (Wholesale Model), ясно, что ни один центробанк не хочет обанкротить свои внутренние коммерческие банки. Даже в Китае, где все крупнейшие банки напрямую принадлежат правительству. 

Это говорит нам о том, сколько политической власти банки имеют внутри правительства. Для политиков, которые больше заботятся о власти, чем о прибылях, это был бы шанс полностью разрушить влияние банков. И все же они, похоже, остаются политически неспособными сделать это.

Несомненное банкротство

Сколько бизнеса коммерческие банки могут потерять во всем мире, если центробанки примут CBDC с использованием Direct Model (прямой модели)?

McKinsey опубликовал очень информативную диаграмму о процентах банковских доходов с платежных операций.

McKinsey 2022 Global Payments Report

Можно предположить, что если бы правительство выпускало валюту напрямую населению, в глобальной платежной индустрии отпала бы необходимость. По состоянию на 2021 год эта отрасль приносила доход в размере $2,1 трлн, или 40% от общего объема банковских доходов.

Таким образом, доход в размере $2,1 трлн зависит от того, какую модель выберут центробанки для своих CBDC. Поэтому банковский сектор сделает все возможное, чтобы остаться в потоке платежей, если правительство захочет внедрить CBDC.

Соревнование

Дискуссия о CBDC разгорается каждый раз, когда основная финансовая пресса публикует FUD о стейблкоинах. При этом наибольший оборот имеют стейблкоины, которые держат доллары в банковской системе и имеют долларовую привязку.

На каждый выпущенный токен в размере $1 эмитент стейблкоина обычно имеет обеспечение наличными деньгами, краткосрочными государственными облигациями и краткосрочными корпоративными облигациями. Я собрал актуальную информацию о 3 крупнейших стейблкоинах и оценил маржу чистой прибыли (NIM, Net Income Margin) и годовой доход каждого стейблкоина:

Маржа чистой прибыли и годовой доход USDT, USDC и BUSD

Офигеть! Это гребаная тонна дохода. Но как насчет затрат?

Прелесть управления этими стейблкоинами заключается в том, что их обслуживание обходится в несколько раз меньше, чем содержание банка.

Банк имеет тысячи отделений. Там работают люди, требующие зарплаты и льгот. У стейблкоина нет филиалов, несколько сотрудников выполняют мидл-офисную работу, а транзакции происходят в общедоступном блокчейне, например, в Ethereum.

Банк должен платить миллиарды долларов за создание, защиту и обслуживание физической инфраструктуры, обеспечивающей защиту различных форм денег (наличные деньги, монеты и драгоценные металлы). Стейблкоин ничего не платит за безопасность. Фактически, пользователь покрывает расходы на безопасность, платя сети комиссию за транзакцию каждый раз, когда он хочет отправить средства. Например, в сети Ethereum вы платите комиссию за газ в эфире каждый раз, когда проводите транзакцию в сети.

Банки платят миллиарды долларов юристам и комплаенс-консультантам, чтобы они соблюдали закон. Стейблкоин также должен платить этим людям, но бизнес-модель у них очень простая: эмитент принимает фиат от доверенного контрагента и покупает ценные бумаги с фиксированным доходом. Я не думаю, что общие расходы на юристов и комплаенс-контроль для трех вышеперечисленных брендов в совокупности превышают $100 млн в год.

Как и банки, эмитенты стейблкоинов любят среду с растущими процентными ставками. Они ничего не платят держателям токенов, поэтому каждый раз, когда Пауэлл повышает краткосрочные процентные ставки, он кладет в их карманы больше наличных денег. На этой неделе Пауэлл увеличил краткосрочные ставки еще на 0,75% — это дополнительный годовой доход в размере $1 млрд, если предположить, что чистая процентная маржа выросла на эквивалентную сумму.

Теперь вы понимаете, почему банки НЕНАВИДЯТ этих чудовищ? Стейблкоины справляются с банковскими делами лучше, чем банки, поскольку они работают почти со 100%  прибылью. Каждый раз, когда вы читаете FUD о том или ином стейблкоине, просто помните: банки просто завидуют.

Также имейте в виду, что крупные банки и финансовые посредники из TradFi печатают яркие статьи на глянцевых страницах The Wall Street Journal, Financial Times и Bloomberg. Я не видел много рекламы USDT, USDC или BUSD в указанных газетах. Игроки TradFi платят за выход этих публикаций. Так что не трудно догадаться, что статьи про прямых конкурентов в этих СМИ, скорее всего, будут предвзятыми.

Причина, по которой стейблкоины существуют и популярны, заключается в том, что у них нет конкурирующей CBDC. Если Федеральная резервная система выпустит FedCoin, количество пользователей стейблкоинов сократится. Ведь FedCoin будет поддерживаться правительством и гарантированно никогда не обанкротится.

Кому-то из читателей будут интересны подробности того, как я вычислил приблизительный годовой доход для трех эмитентов стейблкоинов. Взгляните на эту таблицу. Из-за непоследовательного и неоднородного раскрытия информации об активах, которыми владеют эмитенты, мне пришлось сделать ряд допущений. Например, я не знаю, когда были куплены определенные ценные бумаги, и я не знаю точно, чем на самом деле являются те или иные активы, поскольку они описываются довольно общими терминами. Я очень ценю то, что Circle и Binance предоставили CUSIP для большинства активов, которыми они владеют. Такого рода прозрачность должна стать примером для всех остальных стейблкоинов. Тогда у банков станет еще меньше поводов писать пасквили через основные рупоры финансовой пропаганды.

Лучшее противоядие

Я настроен пессимистично насчет перспектив CBDC. Думаю, все основные страны запустят его на основе Оптовой модели. У них просто нет другого выхода из нынешнего инфляционного капкана. Придется прибегнуть к таким инструментов, чтобы задобрить плебеев и финансово подавить патрициев.

Есть еще одна причина для пессимизма. Я знаю, что народ слишком занят лайками последнего танцевального видео на TikTok, чтобы задаться вопросом, почему исчезли их физические деньги, а затем — почему их финансовый суверенитет открыто контролирует все их операции.

Но есть и поводы для оптимизма. Наиболее используемой моделью CBDC будет оптовая. А значит, самые негативные аспекты этой технологии, вероятно, нейтрализуют жадные до прибыли коммерческие банки. Они будут работать в противоречии с властолюбивыми политиками.

Я также оптимистичен, потому что сегодня все еще имею возможность купить лучшее противоядие: Bitcoin. Это окно не будет длиться вечно. Приближается контроль над движением капитала. И когда все деньги будут цифровыми, а некоторые транзакции запретят, возможность купить Bitcoin быстро исчезнет. Если такие размышления резонируют с вами, и вы не перевели хотя малый процент своего капитала в биткоины, лучший день для покупки ВТС был вчера.

Приложение

Китайский e-CNY

Китайский e-CNY поддерживается и управляется PBoC (Народным Банком Китая). Он стал наиболее широко используемой CBDC в мире. По данным Центрального банка, «транзакции с использованием цифровых юаней превысили 100 миллиардов юаней ($14 млрд). В 2021 году эта цифра составляла 88 млрд юаней. Более 5,6 миллиона продавцов теперь принимают платежи в цифровых юанях. Те же PBoC отчитались, что пользователи в 15 пилотных регионах (они охватывают 23 города) совершили 360 миллионов транзакций. Но эти цифры превращаются в мыльный пузырь, если проанализировать статистику конца 2021 года, приведенную ниже.

В отчете Атлантического совета отмечается, что НБК не публиковал официальных данных о принятии и использовании электронных юаней с октября 2021 года. Однако ранее в этом году некоторые официальные лица НБК заявили, что китайцы уже создали 261 млн кошельков с общим объемом транзакций более 87 млрд юаней (~ $13,75 млрд). Основываясь на более полных данных за октябрь 2021 года, было открыто 123 млн частных кошельков и 9,2 млн корпоративных кошельков с объемом транзакций 142 млн и стоимостью транзакций 56 млрд юаней (~ $8,8 млрд). Это означает, что средний баланс составляет 3 юаня (~ $0,47) для частных кошельков и 31 юань ($4,90) для корпоративных кошельков. Относительно большое количество кошельков наталкивает на выводы, что много китайцев зарегистрировали кошельки, но не используют их для транзакций или хранения баланса в электронных юанях.

В Китае действует операционная архитектура, в которой частный сектор обслуживает всех клиентов, отвечает за соблюдение правил AML/CFT  и проводит постоянную комплексную проверку. Также он осуществляет все розничные платежи в режиме реального времени, а центральный банк выступает в качестве вспомогательного средства.

e-CNY напрямую конкурирует с сервисами мобильных/онлайн-платежей, такими как Alipay (принадлежит Ant Group) и WeChat pay (принадлежит Tencent).

В 2020 году Ant Group сообщила, что ежемесячный объем платежей в среднем составлял 10 трлн юаней, а по состоянию на июнь 2020 года у них было 711 миллионов активных пользователей в месяц (MAU).

Tencent в своем промежуточном отчете за 2022 год указали, что WeChat имеет 1,3 миллиарда MAU. Объемы платежей WeChat не обнародует.

Американский проект Hamilton

Федеральный резервный банк Бостона и Инициатива цифровой валюты Массачусетского технологического института (MIT DCI) участвуют в исследовательской программе под названием Project Hamilton. Это многолетний проект, созданный для изучения пространства проектирования CBDC и получение практического понимания их технических характеристик, проблем и возможностей. Он еще не делал пилотных запусков, но он уже может похвастаться впечатляющей статистикой. Например, количеством транзакций в секунду — оно выше 100 000.

Сейчас программа проходит Этап 1. Они еще не решили, как валюта будет сотрудничать с посредниками (т. е. к какой категории BIS она будет стремиться).

«Банк международных расчетов (BIS) упрощает выбор посредников до трех вариантов: «прямая» модель, в которой центральный банк выпускает CBDC для пользователей напрямую, «двухуровневая», в которой центральный банк выпускает CBDC для посредников, которые затем управляют транзакциями между пользователями, и гибрид первых двух моделей. Мы не тестируем никакую из этих ролей на Этапе 1» — написано в Project Hamilton Whitepaper.

ЕЦБ и цифровой евро

Многие детали, касающиеся CBDC от Европейского центробанка, все еще на стадии разработки. ЕЦБ указал, что они заинтересованы в услугах контролируемых посредников. Но не уточнил, в каком качестве или роли будут действовать эти агенты. Текущие рекомендации:

  • Цифровой евро должен использоваться в основном как платежное средство, а не становиться инструментом финансовых вложений;
  • К работе с цифровым евро должны привлекаться контролируемые посредники.

После экспериментальной работы, проделанной ЕЦБ и национальными центробанками Еврозоны, в июле 2021 года ЕЦБ начал этап изучения проекта цифрового евро. Они хотят определить оптимальную архитектуру такой валюты и привести ее в соответствие с потребностями пользователей. На данном этапе ЕЦБ также проанализирует, как финансовые посредники могут оказывать разного рода услуги, основанные на цифровом евро. По прогнозам, фаза исследований завершится примерно в октябре 2023 года.

Банк Англии (BoE)

Вот заявления Банка Англии:

«Мы внимательно изучаем, как может работать цифровая валюта центрального банка Великобритании (CBDC). Но мы еще не приняли решения о ее внедрении». 

BoE публиковал некоторые обсуждения и документы, касающиеся потенциальных коммерческих последствий и технических вариантов CBDC. Но они не определили архитектуру сотрудничества между центробанком и частным сектором (однако упомянули, что предпочитают использовать услуги посредников).

Банк Англии выпустил предложение по CBDC в 2020 году, запросив отзывы общественности. В документе изложена иллюстративная модель «платформы», в которой BoE предоставит базовую технологическую инфраструктуру и минимальную необходимую функциональность для платежей CBDC. К данной платформе будут подключаться провайдеры платежных интерфейсов (PIP) для частного сектора. Они смогут оказывать клиентам платежные услуги в CBDC, а также предлагать другие услуги из сферы Value Added (услуги, приносящие дополнительный доход) в рамках конкурентоспособной и разнообразной платежной среды.

Банк Англии также провел опросы на тему CBDC. По мнению общества, центробанк должен обеспечить минимальный уровень инфраструктуры, чтобы система была надежной, отказоустойчивой, быстрой и эффективной. Но частный сектор должен взять на себя ведущую роль в удовлетворении потребностей конечных пользователей. Общество выступает за конкуренцию между частными провайдерами, а также за разработку инновационных услуг с использованием базовой инфраструктуры CBDC (в том числе уплата налогов). Банк Англии продолжит совершенствовать и развивать идею «платформенной модели» в своем исследовании CBDC. Важным требованием тут станет взаимодействие — способность пользователей переключаться между CBDC и другими формами денег (в том числе стейблкоинами) с минимальными временными и денежными затратами.

Цифровая иена Банка Японии (BoJ)

Сейчас Банк Японии не планирует выпускать CBDC. Но он изучает различные варианты для возможной реализации.
С апреля 2021 года по март 2022 года Банк Японии проводил первый этап изучения цифровой иены «Proof of Concept (PoC) Phase 1». Они создали общедоступную CBDC на основе системы учетов. Банк Японии экспериментировал со всеми тремя схемами одновременно, собирая данные о TPS, латентности и других KPI. Теперь Банк Японии переходит к Этапу 2. Но они не дали указаний о том, какой план (если таковой имеется) они будут реализовывать.

Как вам статья?

65
1

статьи на эту же тему

Обзор Arbitrum: что это такое и как...
avatar Vlad Shevchenko
02.12.2022
Подробный обзор Allbridge Core: как...
avatar Vlad Shevchenko
01.12.2022
Что такое индикатор фракталов в...
avatar Andrew Makarov
30.11.2022